В теплой и как всегда дружественной до умилительных слез, что так и сверкали порой в глазах у присутствующих, обстановке прошло Кабаре Дидурова (ссылка на сайт) 19 ноября сего года в квартире-музее М. Булгакова. Еще ее называют «нехорошей квартирой», кто читал роман «Мастер и Маргарита», тот это знает. Она находится по-прежнему в доме №10 по Б. Садовой улице.   К сожалению я опоздал на два часа, хотя собирался опоздать максимум на час. Поскольку наши мудрые метрополитеновские власти решили в этот день (и в последующие два дня) закрыть на ремонт участок Замоскворецкой линии метро между станциями "Белорусская" и "Новокузнецкая", а объявления об этом вывесили (как говорили толкавшиеся у переходов пассажиры ) ранним утром сего дня, так как накануне вечером ничего не висело. Я был далеко не одинок, кто пытался добраться окольными путями и опоздал, войдя с чувством глубокого сожаления. Мне не удалось послушать Евгения Восточного, даже увидеть его не получилось, поскольку он сразу после выступления уехал петь в другое место. Зато меня сразу же успокоил своим песенным мастерством Саша Акатов-Тверской. Надо же – думал я – не обманул Старый гитарный чехол, приехал, как и было заявлено в рассылке. Одно отделение он уже отыграл. Второе я снял на камеру, этой записью скоро поделюсь со всеми желающими на нашем сайте. В последние годы видится с Сашей получается не чаще одного раза в два-три года, что весьма прискорбно. В молодости-то чаще получалось. Вспомнили мы с ним, как познакомились когда-то. В далеком 1984 году проходил в Москве Всемирный фестиваль молодежи и студентов. У гостиничного комплекса «Измайлово» проходили по вечерам и ночам концерты всяких громких национальных коллективов из «братских» стран типа Кубы, Анголы, Вьетнама и прочих социалистически дезориентированных государств. А всякая неформальная молодежь Москвы на ступеничках, на бордюрчиках тоже распевала там свои песенки в основном подпольного содержания, которые с большим интересом слушали не только студенты и молодой рабочий класс, но и люди в аккуратных серых костюмчиках одинакового покроя. Которые потом и «повинтили» Акатова, только что исполнившего песню, где не только не восхвалялся Советский строй, а даже совсем наоборот, высмеивался и, что говорить, прямо таки был «опорочен» в глазах немецкой молодежи, хорошо говорящей по-русски и присутствующей там же. Нас потом с товарищами с родной Подбелки (ныне ул. Ивантеевская) «повинтили» тоже, но через полчаса отпустили, видимо так и не дождавшись спецперевозки с решеточками, а дежурство у ГБешников заканчивалось. Да и вели мы себя тихо. Хорошо хоть я успел у Акатова телефон записать. Правда позже выяснилось, что у нас с ним есть общие друзья (например Ухов Олег, группы «Зебра» и «Красный крест») и мы всё равно бы встретились.    Вообще 1984-й год для меня был «урожайный» на знакомства с потрясающими людьми, мэтрами не только рок-творчества, но и русской литературы и культуры вообще. С Володей Алексеевым, выступившим после Саши и исполнившим давно не петые хиты, я познакомился благодаря Илье Смирнову, журналисту и редактору ряда подпольных рок-изданий 80-х годов. Прослушав данную мне Смирновым катушку с песнями Алексеева, я понял, что ничего подобного не встречал. Мое предложение поиграть в две гитары и попеть в два голоса тогда было принято и образовавшийся дуэт «Алексеев + Алексей» (занимавший даже какие-то места на конкурсах) плавно перерос через полгода в группу «Искусственные дети». Это произошло когда Володя познакомил меня с Лешей Дидуровым (он и придумал название) и со многими другими людьми, без которых я не мыслю себя как пишущая единица   Но вернемся к 19-му ноября. Кто был ещё:   Дима Гузь, как всегда повергающий в шок своим завуалированным мастерством, потому что в начале песни кажется – ничего интересного скорее всего не будет, но со второго-третьего куплета мнение меняется на противоположное.   Сережа Гусев, от композиций которого идет такой густой поток дружелюбия, что кажется ты с ним уже и в турпоходах, и на рыбалках побывал, и в бане Старый новый год праздновал.  В конце Алексей Макаревич (не тот, который «Лицеист») с неполным коллективом завершил Кабаре хитом «Боря и море».   Не успел узнать: выступала ли Юля Неволина и приезжал ли Лёша Абакшин? Он обычно приезжает рано и выступает первым, и уходит почти сразу же после этого, поскольку не любит возвращаться в родной Александров затемно.

На фото Абакшин Алексей

Несмотря на предсказания некоторых, предрекавших распад Кабаре сразу же после смерти (как странно это до сих пор писать) Лёши Дидурова, этого до сих пор, Слава Богу, не произошло. Кабаре Дидурова, как общность, как один из немногочисленных островов свободной рок-мысли, выраженной на русском языке, как творческий и интеллектуальный бастион, осажденный со всех сторон ордами «попсы», продолжает своё дело. Для каждого, желающего спеть, сыграть или почитать своё, или прийти просто послушать, у нас вход открыт. Как писал Алексей Алексеевич Дидуров: «Для нас всегда открыта в школе дверь!»

комментарии
 
15.10, 10.10.13, Прохожий
Сейчас кабаре в «нехорошей квартире» уже не проводится.
 
17.23, 15.11.14,
Саша
интересно
 
17.27, 15.11.14,
Саша
очень
 
06.52, 28.05.15, Лайк Иванов
Ну шо, времена меняются, квартирники и типа того - вновь становятся актуальны).
Добавить комментарий:

Ваше имя:

Текст:

 __   __   _    _     _  __    _____     _  __  
 \ \\/ // | || | ||  | |/ //  |  ___||  | |/ // 
  \   //  | || | ||  | ' //   | ||__    | ' //  
  / . \\  | \\_/ ||  | . \\   | ||__    | . \\  
 /_//\_\\  \____//   |_|\_\\  |_____||  |_|\_\\ 
 `-`  --`   `---`    `-` --`  `-----`   `-` --` 
                                                
Введите буквы

 Лента   Новости   Наши люди   Музыка
Контакты
Условия использования
Где приобрести издания


 

 
 
Рейтинг@Mail.ru