Про сплав социализма и ислама, востока и запада, бардовской песни и компьютерных технологий

Восьмого марта 2022 года был выпущен альбом «Джихад» с предисловием:

«Джихад» переводится как «усердие», «усилие» и в традиционном понимании означает любую борьбу, направленную на совершенствование себя и мира вокруг.

В моём альбоме этот термин употреблён как ещё одна надстройка над западным его пониманием. Джихад – это преступное желание утопить всё вокруг в крови из-за преданности своей идее, какой бы она ни была. Даже если ты понимаешь, что твой план обречён на провал, ты продолжаешь осуществлять его, просто потому что принципиально не хочешь принимать иных концепций и знаешь, что только твой путь является единственно правильным. И это, конечно, не только о талибах и ИГ [оба движения глубоко кафирские и запрещены в РФ]: это и о идеях мировой социалистической революции, и о всех проповедниках мира, и о локальных радикальных движениях в разных странах с очень широким спектром идеологий. Все эти люди, которых международное сообщество признаёт террористами и преступниками, представляются мне как череда сменяющих друг друга поколений, которые выходят из мглы и во мглу возвращаются, продолжая бесконечный и бессмысленный путь предков и готовя такую же судьбу потомкам. Они думают, что идут на смерть ради своей чётко оформленной цели, но на самом деле они приносят себя в жертву идее, а цель иллюзорна и недостижима. Их жизнь – это долгий-долгий безнадёжный полёт над бездной, который закончится только со смертью всего человечества.

Мой альбом не призыв к действию и не пропаганда терроризма; это описание деструктивного, сложного для понимания образа жизни в бесконечной войне за то, что ты заведомо отстоять не сможешь.

28 августа 2022 состоялся первый клубный концерт-презентация Лизы – он прошел с аншлагом и в теплой дружеской атмосфере, прилагаем фото.

Коране, талибах и социалистической революции

— Чем ты вдохновлялась при написании текстов альбома?

— Когда талибы захватили Афганистан, — без сомнений, очень большое событие, — я про них ничего не знала. А меня всегда удручает, когда я чего-то не знаю, поэтому я решила узнать. Я начала читать про них, про ИГ и про другие подобные им группировки, про людей, которых называют «джихадистами». В то же время я читала дневники Че Гевары, который точно так же искренне верил в свою правду, как эти боевики. Тогда-то мне в голову и пришла идея, что слово «джихад» подходит гораздо более широкому спектру явлений. Коран я уже потом для себя открыла.

— А как это произошло? Когда я читал Коран, не смог понять даже последовательности слов и понял, что продолжать не стоит.

— Надо просто привыкнуть к этому. У меня сначала тоже все плыло в голове и я ничего не понимала, но потом адаптировалась. Почему Коран такой сложный для понимания? Потому что настоящий Коран — только на арабском. Если ты читаешь Коран на другом языке, это уже не Коран, а передача смысла. Поэтому переводить стараются ближе к арабскому тексту, сохраняя, например, арабский синтаксис, и делая текст менее читабельным. Существуют переводы, где каждое слово переведено с арабского без изменения порядка слов, предельно дословно — это попытка передать Коран наиболее близко к оригиналу, но его читать вообще невозможно. А оригинальный Коран считается «нерукотворным». Есть Аллах, и есть Коран, на таком же уровне — тоже что-то божественное, идущее с Аллахом рядом.

— Один слушатель удивлялся, что у тебя ислам идёт вместе с социализмом, а на груди вообще языческий символ (уже забыл, какой).

— Это коловрат, использующийся сейчас националистами и неоязыческими фриками. Тоже часть сценического образа. Как я сказала уже, я беру всё и отовсюду.

— Как такое пришло в голову???

— Мне вообще нравится славянское язычество своей маргинальностью и тупым, неприкрытым национализмом. И, конечно, тем, что это самый вопиющий куфр, за который по шариату полагается смертная казнь. Оно выдумано неоязычниками почти с нуля, тогда как реальных свидетельств дохристианской веры у славян сохранилось очень мало.

О том, как всё начиналось

— Начала я в 13 лет, когда попросила у родителей синтезатор купить. Я давно придумывала всякие песенки, и захотела в какой-то момент их записать. На гитаре я тогда ещё не играла. С этим синтезатором я начала осваивать какую-то любительскую программу. Набивала партии для всех инструметов на клавиатуре, ибо реальных инструментов у меня не было. Я даже не пела, а говорила речитативом, типа читала реп. Тексты уже тогда были остросоциальные. Как это ни смешно, я писала об атеизме и о том, что религия — это пережиток прошлого, который необходимо уничтожить. Особо смешная песня, похожая во многом на сегодняшний «Джихад», называлась «Тысячелетняя война» и рассказывала о том, как представители разных религий на протяжение тысячелетий убивают друг друга из-за веры, и, следовательно, религия — чистое зло. Да, в тот короткий период моей жизни я была воинствующим атеистом.

Записав с десяток таких песен, я решила, что у меня это плохо получается, и стала записывать другую музыку, без вокала. Тогда я слушала грайндкор, вот грайндкор и у меня пошёл. Инструментальный. Я записала несколько альбомов, они есть на Bandcamp, можно послушать. Тогда я ещё купила электрогитару и стала записывать партии на ней, так что качество немного выросло. Музыку, которая у меня получалась тогда, можно назвать "прогрессив-грайнд". По манере игры и набору инструментов - грайндкор, но по структуре более сложный. Этот стиль сильнее всего выражен в альбоме Speeding up, «ускоряясь». Именно так для меня звучат всевозможные психостимуляторы — быстро, грязно и жестоко.

Петь я начала с альбома «Сложно устоять на ногах». Он получился триповый достаточно, психоделический. Эти песни — чистые трип-репорты. Обложка альбома, тексты песен — последовательное описание психоделических видений, которые случаются с человеком, когда он ест грибы. Иногда беспорядочный набор образов, иногда нарратив. Мне этот альбом не очень нравится, ибо петь я тогда не умела, голос не раскрылся, а содержание его мало о чём говорит кроме этой псхиоделии.

Когда красивые картинки мне наскучили, я стала совершенно другие стихи писать, гораздо более земные и материальные. Они, собственно, и вошли в "Джихад", одинаково эмоционально окрашенные, идущие в одной колее, в одной плоскости.

О творческом процессе

Как записываешь твое необычное многоголосие на альбоме? Оно получается спонтанно или ты все просчитываешь?
— Я пробовала делать партитуры, но не получилось. У меня есть музыкальное образование, семь лет в музыкальной школе, даже восемь, но это мало мне дало по практической части. Все, что я сочиняю, получается спонтанно, без партитур. Иногда только, когда четыре голоса друг на друга накладываются, я могу на бумаге нотами записать и сыграть на пианино — но это редко, как правило я так не записываю.
То есть, ты можешь на пианино сыграть четыре голоса одновременно?
— Ну, иногда могу, иногда нет. Чаще просто набиваю в программе. Работаю я, кстати, в Ableton.
— Давно?
— Довольно давно. Я начала там записывать с альбома «Speeding up».
У тебя интересные аккорды, мелодии и их сочетания. Банальный вопрос — в сочинении песен ты идешь от аккордов или от мелодий?
— Иногда на гитаре наигрываю какие-нибудь красивые хитрые аккорды, и, если они мне нравятся, на них придумывается мелодия, а на неё — текст. А иногда бывает, что я сижу без гитары и пишу какие-то стихи. Потом под них подстраиваю мелодию и аккорды. Тогда аккорды автоматически получаются самые простые и банальные, потому что мне лень делать что-то интересное. Самое интересное, что я иногда вообще не думаю, что пишу. Как в одном из стихов Ахматовой: «и просто продиктованные строчки ложатся в белоснежную тетрадь». Как будто не я пишу, а кто-то за меня пишет.
Пользуешься ли мелодайном?
— Да, в том, чтобы подправить фальшь, не вижу ничего зазорного. Когда я записываю, мне важно, чтобы всё вышло идеально, поэтому с одной песней могу очень долго сидеть, подставляя нотки друг к другу и переписывая партии по сто раз.
Ты сама сыграла все партии в альбоме?

— Да. Барабаны я раньше набивала полностью компьютерные, но в «Джихаде» большинство песен записаны с ударами о корпус гитары и детскими погремушками в качестве перкуссии.   Вполне работает.

О Летове и Башлачёве

— На концерте кроме твоих песен и песен группы ВИА/КТМ прозвучали песни Летова и Башлачева. Что о них думаешь?

— Меня часто сравнивают с ними и с Янкой. Я дейсвительно много их слушала и вдохновлялась их музыкой, так что я их, бесспорно, уважаю. Ранняя поэзия Летова была приземленной, про людей и всё, что происходит в этом муравейнике, на Земле. А потом его, видимо, попёрло в совершенно другую сторону, и он стал писать о чем-то великом и вечном, о чём я, наоборот, пробовала писать в начале своего пути. Альбом "Невыносимая легкость бытия" написан, видимо, в момент перехода из состояния "Здесь" в состояние "Там", он поэтому очень необычный по сравнению с остальными льбомами. Еще мне нравятся альбомы "Солнцеворот" и "Зачем снятся сны". Они просто космические!

А Башлачев мне нравится своей яростностью и простотой. Петь он не умел и вместо этого просто орал, что очень подходит к его текстам. И есть момент насчёт аранжировок: если у Летова помимо текстов есть музыкальное сопровождение, барабаны, басы и прочее, то у Башлачева ничего этого нет, и ты с головой окунаешься в текст. Мне поэтому кажется, Башлачев больше поэт, чем Летов. У Летова студия была и группа, был какой-то продакшн, он продюссировал и записывал других музыкантов. А у Башлачева этого не было. Он просто писал стихи и орал их под гитару. По-бардовски. Ему бы писать четверостишия и публиковаться в журнальчиках.

— Меня в свое время заинтересовало, что Башлачеву нравились Вознесенский и Евтушенко, больше чем поэты из народа, такие как Рубцов. И он был настроен скорее антисоветски. При этом он очень глубоко пишет про людей из народа, «про русскую душу». Он и западник, и народник, у него всё вместе, «восток-запад».

— Он скорее просто вне востока и запада и отовсюду берет то, что ему по душе. Я думаю, так все умные люди делают. Есть такая барышня, Тамара Эйдельман, популяризатор истории, просветитель. Ей однажды предъявили по поводу политической позиции: мол, исходя из одних её слов выходит, что она правая, из других – что левая. И она ответила, что чем больше ты узнаешь про разные политические идеологии, тем больше понимаешь, что нельзя быть чем-то одним. Можно скорее черпать отовсюду то, что тебе угодно и то, что можешь использовать в данной конкретной ситуации. Мне кажется, такая позиция наиболее близка человеку, который хочет всё и сразу.

Тимофей Ляховский

https://vk.com/jerryrubinclub

клуб

https://vk.com/event216337099

встреча

https://rethfeles.bandcamp.com/album/-

альбом

 
Добавить комментарий:

Ваше имя:

Текст:

  ______    _____    _    _      ___      _____   
 /_____//  |  ___|| | \  / ||   / _ \\   |__  //  
 `____ `   | ||__   |  \/  ||  | / \ ||    / //   
 /___//    | ||__   | .  . ||  | \_/ ||   / //__  
 `__ `     |_____|| |_|\/|_||   \___//   /_____|| 
 /_//      `-----`  `-`  `-`    `---`    `-----`  
 `-`                                              
Введите буквы

 Лента   Новости   Наши люди   Музыка
Контакты
Условия использования
Где приобрести издания