Закрывая тему Грушинского фестиваля-2015, публикуем опрос. Точнее, сравнительные впечатления участников. Юлия Теуникова И Елизавета Евщик задали ряду авторов и организаторов одинаковые вопросы самого общего характера. И вот какая картина получилась в итоге.  

Вопросы такие: 

1. Как вы можете охарактеризовать формат фестиваля?

 2. В чем разница между "Грушей" и "Платформой"? 

3. Что общего между "Грушей" и "Платформой"?

 4. В чем отличие публики, которая ездит на "Грушу" от публики, которая ездит на "Платформу"? 

5.  Что хорошего с вами произошло на фестивале (это могут быть ваши личные открытия, врубы, озарения, знакомства, конечно концерты и авторы и пр.)?

Ответы: 

Вовка Кожекин, один из главных организаторов и идейных вдохновителей  фестиваля "Платформа", музыкант, лидер группы "Станция Мир":

1.  "Пост-ксп", то есть песни в широком спектре от классической авторской песни до акустического рока, плюс джаз, плюс фолк, плюс остальные интеллигентные жанры. 

2.  Платформа - открытый народный фестиваль, Грушинский в нынешнем виде закрытый и частный

3.  История, публика, основной "пул" артистов

4. Ни в чем, это одна и та же публика. 

5.  Гитарист Михаил Оленченко - открытие фестиваля. Очень сильная волонтерская команда, где впахивало более сотни людей.

 

Алексей Есин, координатор сцены "О!Стров":

1. Мультиформат. столько исполнителей авторской песни с макбуками я никогда не видел)

2. Разница в возрастном и социальном срезе. Платформа помоложе и среднего класса побольше.

3. Общее-стремление публики приехать. Никто никого не тащит и на грушу, котрой 40 лет, и платформу, которая много моложе. Однако, едут везде 

5. Удивило в платформе наличие такого количества волонтеров. Груше и не снилось

 

  Александр Логунов, автор-исполнитель, дипломант фестиваля "Платформа" (им. Валерия Грушина) в 2012 г.:

1. Езжу на фестиваль «Платформа» с 2011 года. Формат фестиваля можно охарактеризовать как срез авторской песни всех направлениях. 

2. На Федоровке ни разу не был, в прошлом, 2014 г., объединенный фестиваль пропустил. Поэтому ничего не могу сказать. 

3. См. пункт 2. 

4. Сложно сказать. В этом году на «Платформе» в Ногинске были люди, которые уже успели побывать на Груше. Что уж говорить о тех временах, когда эти фестивали проходили рядом. Миграции артистов и зрителей были очевидны. 

5. Хорошее: 

• Общение, как на любом фестивале. Тепло, весело. 

• Именно на Платформе’11 открыл для себя Мишу Вырина как автора и человека. До этого слышал его песни в записи, не цепляло. Живое выступление и общение с ним раскрыло мне грани его таланта. 

• Заметил, что артисты, начинающие регулярно посещать фестивали формата Платформы или Груши, качественно растут на глазах. Меняется исполнительская манера, люди становятся выносливее – и не мудрено, такой марафон со всеми отягчающими факторами не каждому под силу. 

• Бесконечно рад, что на объединенном фестивале 2014 года лауреатом стала Юлия Теуникова. Для меня это знаковое лауреатство. 

• Эксперимент в Ногинске однозначно удался. Была передана атмосфера той Платформы, расположение сцен отдаленно напоминало расположение сцен на фестивальной поляне Мастрюков. Лично мне не хватало Междуречья, Зазеркалья и «АЗИИ».

 

Игорь Лазарев, лидер группы "МимоНот":

1. Фестиваль современной русской песенной культуры почти во всех её проявлениях

2. Разница между Грушей версии, скажем, позапрошлого года, и Платформой в первую очередь в масштабе и в меньшем акценте на канонической АП (что, на мой взгляд, стратегически правильно - развитие важнее консервации). На Груше больше сцен, практически нереально охватить даже все интересное лично тебе.

3. Общего - почти всё остальное. Фестивали в корне очень близкие по концепции.

4. Особых отличий не обнаружил. Люди, с которыми я общался на Груше, почти в полном составе приехали в этом году на Платформу.

5. Главное для меня - успешное выступление моей команды МимоНот на сцене Победа. Если же поставить приоритет частного над общим - то встречи с людьми, которых давно не видел, тёплое и заинтересованное общение, которого очень не хватает в повседневной московской жизни. И музыка, конечно. Очень хороший звук на всех сценах, особенно на "Победе".

Лика Александриди, один из организаторов ДрСцены, музыкант группы Absinthe

1. Не попса. 

2. Ближе к Москве, приятное местное руководство. 

3. Люди 

4. Не знаю, целеустремленные люди. 

5. У нас все получилось ) приятные люди. Интерактивная сцена во всем ) помогали слушатели, музыканты, волонтеры. Все участвовали в создании общего пространства. Это приятно и удивительно.

 

Николай Ноздрин, организатор сцены Раскоп, глава клуба "Археология":

1. Мультиформатный фестиваль авторской музыки.

 2. В этом году разница в организационных подходах. Скажем так Платформа показывает, что достойный фестиваль можно сделать не использую дикие миллионы бюджетных средств, на Груше этого года я не был, но отзывы он ней не самые положительные в том числе из-за излишней коммерциализации.

 3. Вася Уриевский =))) Да много чего общего. Например, отвечая сразу на 4-ый вопрос - публика    

5. Самое хорошее на этом фестивале это сам Фестиваль, его дух, его люди, и безусловно одно из самых красивых мест Подмосковья. А еще мои друзья и команда, которая помогала делать сцену и всячески меня поддерживала. Ну и кучу народу перевидал.

 

Питер Глухов, организатор ДрСцены, главный организатор и идейный вдохновитель Дрфеста*:

*  фестиваль, названный в честь Вени Дыркина, культового рок-барда, умершего в 1999 году.

1. Ну когда меня спрашивали люди, которые совсем не в теме: - а что за фестиваль-то? Я отвечал примерно так: - Музыкальный фестиваль. А когда им этого было недостаточно, и они уточняли что там за музыка? - Я уточнял, что центральное направление - песни со смыслом или новая волна авторской песни, а музыкально это все неагрессивные стили музыки: фанк, фолк, джаз, блюз, реггей, иже с ними. Т.е. разнообразная традиционная и импровизационня музыка. 

2. Груша - частный фестиваль, товарный знак, 5 сцен и и 20 миллионов госфинансирования. Платформа - это довольно бардачный съезд всей тусовки, волонтерский фест, организованный непрофессиональными бесплатными организаторами, пять сцен и ~2м. меценатских денег. При этом сопоставимое количество артистов и уровня артистов на обоих фестивалях. 

3. Одна культурная ниша.

4. Это одна публика.

5. Архиповский. Ну и еще мы таки отбили ДрСцену.

 

Сергей Канунников, лидер группы "Возвращение", лауреат Грушинского фестиваля (2009 г.):

На Грушинском  я побывал впервые в 2006 году, тогда фестиваль был единым, масштабным и разноплановым. В 2007 году часть музыкантов и традиционных сцен перебрались на Фёдоровские луга, притом организаторы с Мастрюковских озер провозгласили девиз «тишина, гитара, голос», и практически вся «новая волна АП» ушла на Фёдоровку. Я имею в виду, прежде всего, Павла Фахртдинова, Александра Щербину, Романа Филиппова.  Для меня лично было совершенно очевидно, какую из полян выбирать. В течение трёх лет эта ситуация не менялась. В 2009 году мы с Ильёй Кудряшовым стали лауреатами фестиваля, надо сказать, что к тому моменту мы выступали уже на всех сценах Грушинского, и каждый наш концерт собирал большую и благодарную аудиторию, люди перебегали от сцены к сцене, следя за нашими сетами. Несмотря на плотный график, нам удавалось совершать набеги на  старую «Грушинку», однако сцены на Мастрюковских озерах тогда выглядели пустыми, люди просто не покупали диски после выступлений и, откровенно говоря, в этих походах не было особого смысла, за исключением помощи проекту «Победа», который на своих плечах поднимал Михаил Калинкин. Надо сказать, что,  благодаря активной публике, с «Фёдоровки» мы полностью «отбивали» на дисках дорогу из Москвы и обратно, питание и текущие расходы. Однажды расстояние между двумя полянами мы попытались преодолеть пешком, не было транспорта, а организаторы обеих полян так старались друг другу «насолить», что страдали в первую очередь зрители и музыканты, последним нередко ставились ультиматумы – выступаешь либо у нас, либо нигде. Нас, к счастью, это не коснулось. Но интернет пестрил подобными заявлениями от многих известных людей. Каждый год мы стояли в «Зазеркалье», этот старейший традиционный лагерь, на мой взгляд, воплощает всё лучшее, что содержит в себе традиция авторской песни. Человеческое общение, пожалуй, здесь на первом месте. Здесь собирается интеллигенция, сохранившая в нашем безумном мире тот уровень общения, который сегодня можно увидеть, пожалуй, в старом кино. Я нередко слышал комментарии от знакомых, говорящих о некоторой чопорности и закрытости «Зазеркальцев», но это наблюдение поверхностно. Здесь всегда рады новым гостям, правда, попасть на сцену проекта непросто. Нужно спеть на ночных «посиделках» и получить общее одобрение старожилов. Это удается не всем, планка довольно высока, но именно она обусловливает  качество концертов, которые формируются настолько гармонично, что, пожалуй, только здесь воспринимается и старая традиция, и те авторы и  коллективы, которые экспериментируют на «стыке жанров» равноценно.   

В 2010 году «Зазеркалье» покидает «Фёдоровские луга» и переезжает на Мастрюковские озёра. Причиной явился конфликт с командой Бориса Кейльмана, подробности мне не известны. Там же возникает проект « О!стров», созданный Андреем Козловским и Владимиром Кожекиным.  Идеология «Грушинского на Мастрюковских озёрах» меняется на противоположную, фестиваль получает название «Платформа». На сценах появляются барабаны, возникают проекты «Вудсток»,  КварТира, многие «барды» приезжают с полноценными электрическими группами. «Возвращение» остается с «Зазеркальем». Активная аудитория реагирует моментально на эти изменения и уходит вслед за молодежью.  При этом условия выступлений для всех музыкантов кардинально меняются в лучшую сторону. Однако выступать с лирикой, когда народ жаждет  «гидравлики» становится трудно. Человек с гитарой не заметен в этом фейерверке  музыкальных красок. В меньшем масштабе это ощущалось и на «Фёдоровке». С 2009 по 2014 год аудитория обеих полян заметно тает. В 2014 году при попытке объединить фестиваль организаторы «Платформы» фактически отстранены от работы, хедлайнерам фестиваля  запрещают выступления на основных сценах, оплата дороги и обеспечение  музыкантов «Платформы» не производится, что равносильно экономической цензуре.  Многие, в том числе и «Возвращение», приезжают на фестиваль за свой счет в попытке помочь отстоять те наработки и творческие проекты, которые создавались в течение  нескольких лет и сохранить свою аудиторию. В 2015 году становится ясно, что приезд на Грушинский фестиваль при таком отношении организаторов не имеет никакого смысла. Платформа переезжает в подмосковный Ногинск. «Возвращение» выступает на О!строве в электрическом составе, я пою акустическую программу один на главной сцене.

Теперь могу ответить на поставленные вопросы. На текущий момент, по моему личному мнению:

1.    Музыкального формата у фестивалей нет. Жанрового тоже. Существует конкурс, который остается в формате авторской песни, а художественно-музыкальное наполнение площадок обоих фестивалей включает в себя классическую авторскую песню, фолк, акустический рок, джаз, блюз,  фанк, босса-нову,  соул и многое другое. 

Существует содержательный ценз, всё-таки пока приветствуются «песни со смыслом» (определение А.Козловского), поэзия и открытый прямой диалог со слушателем.

2.    Разница между Грушинским фестивалем и «Платформой» - в условиях выступления для музыкантов и в составе выступающих.  На «Платформе» практически все равны, на Грушинском все условия создаются для нескольких «звёзд», что в принципе объяснимо, если бы не было столь  гипертрофированно.  Состав выступающих не зависит более от жанровой их принадлежности, а складывается из сложных взаимоотношений с организаторами.

3.    Различий в публике нет, аудитория мигрирует в зависимости от появления того или иного автора или коллектива на одной или другой поляне. 

4.    Открытие «Платформы 2015» – группа «Masala», исполняющая великолепный джаз.

 

А еще мне кажется, что авторов в авторской песне становится с каждым годом все меньше. В составе лауреатов Грушинского 2014 автор один – это Юлия Теуникова, которая и без всяких лауреатств в представлениях не нуждается. Есть люди, пишущие музыку на чужие стихи. Есть исполнители, среди которых довольно много профессионалов. Есть энтузиасты, самодеятельность и детские ансамбли. И такие тенденции практически на всех фестивалях АП, где мне удалось побывать. При этом, даже если и появляется яркий автор, его просто не слышно в концерте за десятком старых «хитов», исполненных проверенными временем «застрельщиками». И эта проблема не только организации, но и аудитории. Люди живо реагируют на известные шлягеры. Новое воспринимается с трудом.

И, в заключение, практически повторюсь, самое ценное, что было, есть и будет в авторской песне – это декларирование определенных человеческих ценностей, и следование им. Если эта традиция прервется – не будет ни Грушинского, ни «Платформы».

 

 
Добавить комментарий:

Ваше имя:

Текст:

  _____      ___               _    _     _____   
 /  ___||   / _ \\    ____    | || | ||  |__  //  
| // __    | / \ ||  |    \\  | || | ||    / //   
| \\_\ ||  | \_/ ||  | [] ||  | \\_/ ||   / //__  
 \____//    \___//   |  __//   \____//   /_____|| 
  `---`     `---`    |_|`-`     `---`    `-----`  
                     `-`                          
Введите буквы

 Лента   Новости   Наши люди   Музыка
Контакты
О нас
Сотрудничество
Условия использования

 

 
 
Рейтинг@Mail.ru