Сегодня речь пойдет о культурном взаимодействии в области музыки, а именно  о связи слушателя и музыканта. О том, какое количество слушателей может быть привлечено искусством отдельно взятого исполнителя. О том, откуда это количество вообще берется, и как оно коррелирует с качеством.

Есть явления в культуре, которые себя, что называется, самым ярчайшим образом иллюстрируют. Например, в 60-е годы произошла смена культурных парадигм, в том числе и музыкальных – случилась  рок-революция, плоды которой мы пожинаем по сей день. Но любой культуре (прошедшей революционную стадию, стадию признания, последующей стагнации явления и стадию постепенного спада интереса к ней) как известно, приходит конец. Конец оный выражается в том, что явление из актуального становится историческим, и ярчайший признак этого - резкое сокращение числа поклонников и последователей.

Многие нынешние российские промоутеры жалуются, что на концерты стало ходить меньше народу, чем раньше, в среднем вполовину (есть тенденция устойчивого снижения посещаемости публикой рок-концертов - с тысячных залов до клубов вместимостью до полсотни). Есть ряд статей, которые это приводят, например http://volna.afisha.ru/context/my-opyat-nahodimsya-v-glubokom-sovke-problemy-koncertnogo-rynka-v-rossii/. Интересных и актуальных событий в отечественной музыке, которые при этом выходят за рамки клубной субкультуры,  стало на порядок меньше по сравнению с началом 2000-ных, когда рынок пестрел новыми именами.  Происходит это примерно с середины 2000-ных и к 2010-м стало явно оформлено. Почему оформлено? Потому что обычно краткие моменты "молчания" сменяются очередным взрывом пришедших на смен субкультур и их лидеров. Ныне же ситуация такова, что ситуация отсутствия новых имен  вошла в фазу стагнации, даже консервации, и нет никакого ощущения, что фаза эта вскоре сменится очередным взрывом новых имен.

Происходит неуклонное "старение" музыкального рынка. То есть хорошо собирают группы-старички, имеющие более чем 20-летний стаж и заработавшие за столько лет прочный кредит доверия у публики. Публика, средний возраст которой на стадионных концертах групп - 35-40 лет, не скрывает своих консервативных пристрастий. Это и понятно - молодежь должна слушать молодых. Ровесники слушают своих ровесников, не бывает так, чтобы у 20-летней публики был 50-летний кумир. По крайней мере, такое  явление не будет носить массового характера.

Падение ценности местной культуры в глазах среднероссийского обывателя, появление интернета, разобщенность, обилие концертов расплодившихся групп, повторяющих известные аналоги, - как наших, так и зарубежных  (зачастую котирующихся выше, чем местные), общекультурный кризис, падение интереса к музыке как к способу высказывания в целом - причин много, и ни одну невозможно не учесть.

Но есть еще одна вещь, которой почему-то никто не придает  значения. Она всего одна из многих, поэтому по степени важности удельный вес ее невелик в общей сумме факторов. Но она такова, что не обратить на нее внимание никак нельзя.

~~~

Не секрет, что современная музыка, включающая в себя рок-, рэп- и прочие клубно-стадионные культуры, всегда была музыкой молодых. Именно молодежь изначально наполняла залы на выступлениях рок-кумиров. Именно она была (и есть) всегда главным потребителем записей, рок-атрибутики (майки с надписью имен кумиров, банданы, брелки и пр.), она - главный слушатель и потребитель теле- и радиоэфиров.

Куда она делась? Почему на концерты топовых групп, лидеры которых не старше 30 лет, в среднем ходит 200-300 человек, а самые крутые может быть наберут тысячу (исключение составляют некоторые зарубежные группы, но это отдельный длинный разговор).

И - вопрос другой. Почему в сфере "непопулярной" (не принадлежащей к откровенной, кондовой попсе... да и принадлежащей к ней!)  музыки нет сейчас НИ ОДНОЙ российской звезды моложе 25 лет, способной собрать стадион?

Отвечать на этот вопрос можно по-разному. Потому что молодежи музыка стала неинтересна. Высказывание посредством музыки для людей моложе 25 не  является актуальным.

Однако молодежь музыку слушает. Просто часто фоном - когда  сидит дома в интернете. А еще учится. Зарабатывает деньги. Путешествует за границу.  А еще...

А еще ее попросту стало меньше. Меньше в несколько раз, по сравнению с тем, сколько ее было например в 80-е  и  в 90-е. Так что, можно сказать, в прямом смысле - делась.

Все помнят, как в 90-х годах  со дворов начали исчезать дети. Куда-то девался детский смех. Мамы с колясками. Беременные. Я помню, как детский садик под  окнами моего дома закрылся, и вместо него возникла какая-то контора, занимающаяся недвижимостью.

Возникает интересная параллель. Рожать с начала 90-х должны были именно те, кто родился в конце 60-х -  начале 70-х и дальше. То есть ровно то поколение, которое  смолоду активно впитывало в себя миазмы рок-культуры. Монстр породил монстра. Мое поколение не захотело рожать вовсе не потому, что было голодно, работать было негде и  перестали давать квартиры (хотя не исключаю, что это тоже могло повлиять. Но почему-то слабо в это верится - молодежь безмозгла и отчаянна, ее такой ерундой не остановишь). А во многом потому, что оно было заворожено тем, так сказать, содержанием, что несла современная культура (скепсис в отношении «живите дольше – рожайте больше» наряду с облегченным доступом к современным абортариям  туда тоже входит), и что было совершенно несовместимо с деторожнением. Вспомните, насколько деструктивна была музыка 90-х - даже от невинного трип-хопа веяло замогильностью. Конец эпохи, конец цивилизации. Смерть.

Фактически мы и пережили эту культурную смерть. И сейчас живем уже в "посмертные" времена", и, хотя смерти без рождения не существует, большинство ныне зрелых людей впитало этот градус падения. И, несмотря на то, что в последнее время рождаемость сильно улучшилась, и последние пару лет даже превысила смертность... прошлого, как известно,  не вернешь.

Нас, граждан России, из года в год становится всё меньше и меньше. Уже несколько лет численность населения страны в среднем ежегодно уменьшается на 750 тысяч человек. И если верить прогнозам … уже через 15 лет россиян может стать меньше на 22 миллиона человек (В.В. Путин, 26.05.2004).

Поглядим, прав ли будет президент – любитель  геополитических игр. Ждать осталось совсем недолго.

В интернете есть много материалов о демографическом кризисе последнего десятилетия 20-го века в отдельно взятой стране - России. Есть такой феномен, который демографы  обозначили как "русский крест" - это когда примерно в 1991 году количество умерших превысило количество родившихся, и на диаграмме это выглядит как две перекрещивающиеся линии. В самом деле, с момента пика подъема рождаемости последней четверти 20-го века (в 1988 году это был почти 2 млн 500 тысяч) количество рождающихся в среднем упало почти вдвое - пик был в 1999 году (примерно 1 млн 200 тыс). Устойчивый рост пошел примерно с 2006 года, и сейчас нам  почти удалось дотянуть хотя бы до уровня  предпутчевого 1990-го года. Как говорится, и на том спасибо. Но о хорошем пока не будем, поговорим о плохом.

Мне не хотелось бы подробно углубляться в точный демографический анализ ситуации. Те, кто хочет ознакомиться с ней подробнее, могут изучить соответствующую литературу.  Здесь же мы имеем дело с публицистикой, и научная погрешность не столь важна.

Однако в данном случае даже очень грубые и очень приблизительные цифры ярко иллюстрируют картину "оттока  живой силы".

Безусловно, это только один из аспектов. Демонстрация кривой не претендует на абсолютное объяснение ситуации, при которой например активных авторов-исполнителей среди молодежи стало в разы меньше. В конце концов существуют другие сферы приложения сил, конъюнктура, при которой IT-менеджером или 3D-дизайнером стало быть интереснее, чем поэтом-песенником. Наконец, наверняка существуют неведомые молодежные субкультурные группировки, на манер тех, в которых отчасти обреталась ваша покорная слуга в конце 90-х (достаточно будет назвать объединение Даждь или Коньковскую формацию).

Один деятель культуры, композитор (имя которого, к сожалению, я забыла), как-то подметил зависимость - "сильное" поколение, рожденное в годы относительно благополучные, и "слабое" - те, кто был рожден в годы войны. Он  приводил убедительные примеры как учитель, как преподаватель консерватории, сколько у них на потоке  и в какие годы было «сильных». Параллель четкая. Дети, рожденные в военные годы (когда рождалось мало) были по всем итоговым показателям слабее тех, кто родились до или после.

Что есть в данном случае сила и слабость?

Дело здесь даже не в общем наличии или отсутствии наиболее талантливых единиц. Дело наличии или отсутствии неких группировок,  консолидированных сил, молодежных сообществ. Для того, чтобы созрели какие-то идеи, нужен "питательный бульон". Творческие идеи вызревают, обкатываются и обтачиваются зачастую не столько гениями-единицами, сколько "талантливыми" сообществами. Наличие в таких сообществах набора персонажей - лидеров, сублидеров, "администраторов", "поклонников", "изгоев", - то есть ролевой модели, соответствующей иерархии взрослых сообществ, - предполагается и ускоряет процесс "обкатки" идей.  Любая мысль - как футбольный мяч - становится проявленной и осязаемой тогда, когда ее "перебрасывают" - это проверка на необходимость, актуальность и реальность. Никакая мысль не имеет цены, если отсутствует связка "посланник-воспринимающий-интерпретатор". Никакой гений не имеет цены, если то, что он предлагает, не имеет отклика и не получает развития. Кто-то должен быть первым, но первый - в числе прочих единиц, при отсутствии которых счет не имеет смысла. Именно те, кто не вошел в число лидеров (а их количество всегда в разы больше), становятся активной поддерживающей средой – они важны не менее, чем оные лидеры. Они являются связкой между лидерами и «пассивным» обществом.

Если людей мало, сообщества попросту не формируются. Или формируются локальные закрытые группировки,  из которых схожие по духу могут не подозревать о существовании друг друга. Молодежные сообщества суть сообщающиеся сосуды, и идеи, способные воспламенить одну группу, легко перекидываются на группы дружественные при условии их необходимой плотности. Если нет этой, выражающейся в сугубо количественных параметрах,  плотности – связки не возникают, идеи не получают массовой поддержки.

Хочется процитировать высказывание, которое  я стащила  из  http://kubanezz.livejournal.com/26643.html  - любопытной статьи, посвященной как раз качеству поколений. Цитата настолько ценная, что привожу ее целиком:

Сталин: самое талантливое, преданное и энергичное меньшинство будет беспомощно, если не будет опираться на хотя бы пассивную поддержку миллионов людей.

Уэллс: Хотя бы пассивную? Может быть, подсознательную?

Сталин: Частично и на полуинстинктивную, и на полусознательную поддержку, но без поддержки миллионов самое лучшее меньшинство бессильно.

Беседа с английским писателем Г.Уэллсом, Сталин И.В. Cочинения. – Т. 14.С. 24–39.

Кстати. Естественный прирост в России в 2014 году вырос почти в 12 раз. У меня есть предчувствие, что первое поколение, способное "двинуть жизнь" (мировоззрение. культуру, науку и пр.), будет то, что рождено в период 2006-2014, и дальше. Их, детей этого поколения,  может быть действительно много, достаточно для того, чтобы переломить инерцию происходящего...

 
Добавить комментарий:

Ваше имя:

Текст:

__    __     ___     _____       ___     _____    
\ \\ / //   / _ \\  |  __ \\    / _ \\  |  __ \\  
 \ \/ //   / //\ \\ | |  \ ||  | / \ || | |  \ || 
  \  //   |  ___  ||| |__/ ||  | \_/ || | |__/ || 
   \//    |_||  |_|||_____//    \___//  |_____//  
    `     `-`   `-`  -----`     `---`    -----`   
                                                  
Введите буквы

 Лента   Новости   Наши люди   Музыка
Контакты
О нас
Сотрудничество
Условия использования

 

 
 
Рейтинг@Mail.ru